Предвыборные обещания капиталиста Шора: колхозы, монополии и государственная экономика [SONDAJ]

shadow
Joi, 13.12.2018 07:49   851
Илан Шор, несомненно, является одним из персонажей, который за последние годы сумел стать глашатаем общественного мнения. Изначально известный больше по участию в светских мероприятиях и спорам по поводу магазинов duty-free, он стал частым действующим лицом лент новостей благодаря своей роли в краже миллиарда долларов из молдавской банковской системы в 2014 году.

Кроме того, бизнесмен фигурировал как главный обличитель в самых резонансных уголовных делах последних лет – по которым бывший премьер-министр Владимир Филат и бизнесмен Вячеслав Платон получили реальные сроки заключения в рамках непрозрачных судебных процессов. Сам Шор был осужден первой инстанцией на семь с половиной лет за мошенничество и отмывание 5 миллиардов леев.

Хотя в отчете о расследовании, проведенном международной компанией Kroll, он был признан автором схемы выкачки денег из «Banca de Economii», «Unibank» и «Banca Socială», Шор за решетку не попал, а, наоборот, завоевал славу молдавского Робин Гуда, благодаря подачкам в виде продуктов питания и товаров первой необходимости. 

Даже с запятнанной репутацией Шору удалось стать мэром города Оргеева в 2015 году, и теперь он претендует на место в парламенте. Однако если кто-то думает, что противоречивый миллионер хочет заняться большой политикой, имея капиталистическую программу – после того, как делал большие деньги в относительно свободной рыночной экономике, – здесь дела усложняются.

Обещания: монополии, госпредприятия, современные колхозы 

Политик Илан Шор начал свою предвыборную кампанию в рамках запланированных на февраль 2019 года парламентских выборов с программой, чем-то напоминающей повестку бывшего лидера Венесуэлы Уго Чавеса, чья страна обанкротилась и погрузилась в беспрецедентный гуманитарный кризис. И если некоторые обещания можно объяснить ностальгией по советским временам, то другие являются откровенными утопиями, бросающими вызов логике и реальности.

Экономическая программа партии, носящей имя миллионера, зиждется на трех столпах: 

  1. введение государственной монополии на импорт определенных продуктов, таких как табак и топливо;
  2. создание государственных предприятий, обеспечивающих производство всех необходимых населению товаров; 
  3. возрождение сёл с помощью создания современных крестьянских сообществ (колхозов), с отведением государству роли продавца сельскохозяйственной продукции. 

Хотя для целевой аудитории Шора такие обещания могут казаться привлекательными и создавать ощущение социального комфорта, надо изначально, с глубочайшей уверенностью признать, что создание монопольных схем и оживление роли государства на предприятиях с учетом экономических условий в Молдове – это утопия, которая наверняка потопит экономику страны. Это как если бы кто-то попытался лечить наркозависимого человека увеличением дозы.

Шор не объясняет, как эти меры будут способствовать экономическому росту или благосостоянию граждан, а также не приводит примеры, которые доказали бы рациональность просоветского подхода. Он умолчал о том факте, что именно государственные предприятия ответственны за наибольшие потери бюджета за все время после провозглашения независимости Республики Молдова и оставили на улице большинство безработных. Он также не упомянул, что в свободных демократических странах монополии несовместимы с рыночной экономикой просто потому, что они напрямую связаны с ухудшением качества услуг/товаров и повышением цен.

Наиболее противоречивый «столп» – колхозы, возникшие в результате принудительной коллективизации, – давно вошли в историю как одна из самых циничных форм порабощения крестьян, однозначно связанные с коллапсом сельскохозяйственного производства, конфискацией продовольствия и голодом. Обещание создать «современные» колхозы в экономике, которую не могут модернизировать в течение нескольких десятилетий, больше похоже на впрыск предвыборного адреналина ностальгирующей публике, которая, однако, никогда не будет работать в этих колхозах.

Шор против свободной конкуренции

Программа Шора бьет по принципу свободной и лояльной конкуренции. Миллионеру фактически никогда не нравился этот принцип, если вспомнить конфликт, который у него был с французской компанией и касался работы магазинов duty-free на границе Республики Молдова. В этом конфликте правительство, в нарушение своих собственных обязательств, встало на сторону Шора, исключив Le Bridge Corporation из этого сектора и заплатив впоследствии компенсации в десятки миллионов леев инвестору за нарушение соглашений – чтобы разрешить заново открыть магазины Le Bridge.

В настоящее время Республика Молдова тоже не полностью соблюдает правила свободной конкуренции и рыночной экономики. Взятые в этом отношении обязательства отражены в Национальной программе по конкуренции и государственной помощи на 2017-2020 годы. Из этого документа мы можем понять, что ситуация с уровнем конкуренции в Молдове в 2016 году была хуже, чем в среднем по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) почти два десятилетия назад.

Advertisement

Таким образом, оценка по показателю регулирования рынка продуктов, соответствующей системе ОЭСР, которая отражает влияние различных нормативных актов и действующих практик на конкуренцию, выявила, что его значение для Республики Молдова составляет 2,48 балла (от 6 баллов - экономика без конкуренции, сверхрегулируемая; до 0 баллов – экономика со свободной конкуренцией), что говорит о том, что «в Республике Молдова на экономику оказывает влияние наличие неоправданного регулирования в некоторых секторах экономики и антиконкурентных барьеров, которые отрицательно сказываются на экономической деятельности».

Среднее значение этого показателя для стран ОЭСР составило 2,2 в 1998 году и 1,3 десятилетие спустя, а страны, проводившие политику либерализации рынков в 1998 году, "достигли более быстрого роста ВВП на душу населения в последующее десятилетие".

Если Республика Молдова будет применять предложенную Партией Шор политику создания монополий, конкурентная среда в стране значительно ухудшится, что будет тормозить достижение целей экономического роста и улучшения жизни людей.

Вопреки Конституции и другим законам 

С другой стороны, в Конституции Республики Молдова (ст. 9 ч. 3) четко говорится, что «рынок, свободная экономическая инициатива, добросовестная конкуренция являются основополагающими факторами экономики», в то время как согласно ст. 126 ч.2 п. b, «свобода торговли и предпринимательской деятельности, защита добросовестной конкуренции, создание благоприятных условий для использования всех производственных факторов обеспечиваются государством». 

Если бы государственную монополию применить к импорту топлива, к примеру, несколько десятков компаний, имеющих в настоящее время лицензию, были бы лишены этого права, хотя Конституция гарантирует «неприкосновенность инвестиций физических и юридических лиц, включая иностранные», а Закон об инвестициях в предпринимательскую деятельность гласит, что «инвестиции не могут быть экспроприированы или подвергнуты другим подобным мерам, которые прямо или косвенно лишают инвестора права на собственность либо права контроля над инвестицией».

Учитывая, что многие импортеры нефтепродуктов – иностранные инвесторы, лишение этого права с установлением монополии может повлечь за собой участие страны в ряде международных судебных тяжб, с последствиями, в том числе финансового характера, и дальнейшее ухудшение инвестиционного климата.

Очевидно, что эти предвыборные обещания явно противоречат духу основного закона страны и национальным интересам. 

Частный сектор эффективнее государственного 

Даже если на глобальном уровне нет точного ответа на вопрос, насколько большим должен быть государственный сектор в экономике - через государственные и муниципальные предприятия или посредством частичного или полного контроля над торговыми обществами, в которых государственные органы владеют долей капитала, – существует долгосрочный опыт высокоиндустриальных экономик, который показывает, что компании с частным капиталом работают в основном более эффективно, чем государственные предприятия.

Как подтверждается и в вышеупомянутой Национальной программе в области конкуренции, государственные предприятия «защищены от конкуренции, имеют тесную связь с государством и политизированы». В то же время рынок устроен в их пользу с точки зрения цен и производства, и, как правило, они защищены как от международной так и от внутренней конкуренции. Результатом является «неэффективное использование ресурсов государства».

Другой аргумент заключается в том, что выжимать у предприятий ресурсы в частном секторе, как правило, сложнее, чем в государственном, из-за более жесткого контроля со стороны тех, кто рискует своими собственными деньгами. 

Активы примерно в 1/3 от ВВП страны 

В Республике Молдова присутствие государственных предприятий (ГП) остается значительным. Таким образом, как отмечено в Программе на 2017–2020 годы, из 24 секторов экономики, проанализированных для Молдовы (в соответствии с методологией ОЭСР), в 20 из них государственному сектору принадлежит минимум одно предприятие.

В то же время, как констатируется в исследовании Всемирного банка, опубликованном в начале 2017 года, сектор государственного бизнеса играет важную роль в национальной экономике и представлен в значительных масштабах на уровне собственников, операторов и работников. Активы ГП составляют более 32% ВВП и около 10% активов корпоративного сектора, где трудится и 13% активного населения. 

Потери для экономики и налоговый риск 

В том же исследовании Всемирного банка отмечается, что на фоне широкого присутствия в экономике государственные предприятия приносят убытки, и их долгосрочные долги растут, что „увеличивает расходы для экономики Молдовы, влияя на устойчивость и причиняя правительству налоговый риск. По расчетам авторов, в 2015 году ГП «нанесли экономике Молдовы убытки в размере 1,2 млрд леев (60,6 млн долларов)».

В числе недостатков, отмеченных в исследовании, можно выделить следующие: 

  • низкая удовлетворенность граждан качеством услуг, предоставляемых ГП, и ограниченный доступ к этим услугам; 
  • обоснование собственности государства не отражено в законодательстве; 
  • качество финансовой информации, представленной ГП, не является надежным для принятия экономических решений; 
  • существует значительный риск утечки ресурсов и хищения фондов; 
  • доминирование крупных ГП и государственных монополий в экономике позволяет предположить, что эти компании, вероятно, получат преференциальный или благоприятный режим, что затруднит работу конкурентов в тех же секторах.

Исходя из этих соображений, Национальная программа в области конкуренции, утвержденная парламентом в 2017 году, фактически предусматривает «приватизацию или реструктуризацию государственных, муниципальных предприятий и торговых обществ с государственным или государственно-частным капиталом».

Таким образом, обещание Партии Шор создать государственные предприятия, «которые обеспечат внутреннее потребление во всех сферах», означает не что иное, как углубление и усиление разрушительной экономической модели, характеризующейся потерями, неэффективностью, политическим клиентелизмом и отсутствием прозрачности.

Колхозы – утопия и логический дриблинг

Третий столп серии обещаний в стиле Шора касается создания современных колхозов, которые, по словам лидера партии, «государство оснастит техникой, семенами, долгосрочными кредитами. Мы выступаем за возвращение к системе государственных закупок сельскохозяйственной продукции. Государство должно заниматься поставкой сельскохозяйственной продукции и экспортом».

Однако это формирование проводит настоящий логический дриблинг и заявляет, что «создание этих хозяйств будет проводиться на добровольных началах и земли останутся в частной собственности людей». Но вся идея колхоза основывается именно на коллективной собственности.

Обещание, что государство будет заниматься обеспечением техникой, предоставлением финансирования и сбытом продукции, просто-напросто утопично, потому что: 

  • имеющиеся бюджетные ресурсы незначительны по отношению к объему инвестиций, которые потребуются для покрытия вышеуказанных действий; 
  • государство не может предоставлять прямые кредиты фермерам, а только через банковский сектор или систему микрокредитования, с соблюдением общих требований; 
  • опыт показывает, что государство через созданные предприятия гораздо более неэффективно, чем частные предприятия и, соответственно, оно не может создавать устойчивую добавленную стоимость для сельхозпроизводителей;
  • неясно, как такая структура может возникнуть в условиях, когда структура собственности на сельхозземли в Республике Молдова останется фрагментированной – то есть, несмотря на принцип добровольного присоединения, создается впечатление, что фермеры не согласны с идеей объединения.

Безусловно, сельхозпроизводители Республики Молдова должны объединяться и сотрудничать, чтобы стать более конкурентоспособными, поскольку конкуренция за внешние рынки становится все более жесткой. К тому же драматическая ситуация, которую переживают многие производители в этом году из-за перепроизводства на рынке, является еще одним сигналом к тому, что им нужно объединить усилия. Однако современное, адаптированное к реальности решение – это никак не колхозы, а создание групп производителей, которые доказали свою успешность и эффективность в том числе на уровне Европейского союза.

Направленные против рыночной экономики, предвыборные обещания экономического характера Партии Шор в значительной степени утопичны и убыточны с экономической точки зрения. Лидер этой партии совершает нападки на ценности свободного рынка, однако не говорит избирателям, что фактически он пользуется всеми преимуществами системы, основанной на рыночной экономике.

В заключение напомним слова американского экономиста Милтона Фридмана, лауреата Нобелевской премии по экономике, который говорил, что «за большинством доводов против свободного рынка лежит неверие в саму свободу». 

Данная статья может быть перепечатана без финансовых обязательств или юридических ограничений, при условии цитирования Mold-Street.com в качестве источника и указания активной гиперссылки.



Oportunitati