Социалисты хотят, чтобы названия фирм были и на гагаузском языке

shadow
Miercuri, 13.12.2017 08:01   1456
Два депутата ПСРМ предлагают внести поправки в закон с тем, чтобы наименования компаний, зарегистрированных в АТО Гагаузия, могли быть также на гагаузском и русском языках. Якобы для некоторой гармонизации республиканского законодательства с учетом особого правового статуса Гагаузии.

Это перевод с румынского. Оригинал статьи ЗДЕСЬ.

В связи с чем депутаты Федор Гагауз и Владимир Цуркан предлагают внести поправки в две статьи Гражданского кодекса (статьи 66 и 179), поскольку они не учитывают статус АТО Гагаузия в том, что касается лингвистической специфики автономии.

Названия фирм и на гагаузском 

По мнению авторов, действующие положения статьи 66 о том, что наименование юридического лица должно содержать указание на его организационно-правовую форму только на государственном языке, затрагивает полномочия Гагаузии, а также сферу применения гагаузского языка.

Решение, предлагаемое депутатами-социалистами, заключается в дополнении статьи 66 новым пунктом, который предусматривал бы, что «Наименование юридического лица, зарегистрированного на территории АТО Гагаузия, должно включать организационно-правовую форму на государственном, гагаузском и русском языках».

В то же время в законопроекте предусматривается внесение изменений и дополнений в статью 179 Гражданского кодекса, в которой оговариваются типы предприятий, которые создаются и наделяются имуществом органами местного публичного управления (ОМПУ). По этому поводу авторы проекта отмечают, что статус предприятий, связанных с ОМПУ, определяется в законе как государственные или муниципальные. Однако, отмечают депутаты, Гагаузия является автономной территориальной единицей со специальным статусом и не является муниципием, но владеет отдельным имуществом и несет ответственность за свои обязательства по этой собственности.

Располагая этими аргументами, социалисты предлагают дополнить статью 179 Гражданского кодекса Республики Молдова новым пунктом, который предусматривает, что: «Региональные предприятия АТО Гагаузия создаются и наделяются имуществом Исполнительным комитетом Гагаузии или органами, уполномоченными местным законодательством». 

Депутаты открывают ящик Пандоры

Если в общих чертах, то аргументы, выдвинутые авторами проекта, лишь частично обосновывают его положения, поскольку налицо односторонний подход и продвижение исключительно интересов АТО Гагаузия. 

Мы наблюдаем отсутствие ясности в отношении режима функционирования языков на территории Республики Молдова, и должна ли эта концепция отражаться в гражданском праве. Создается впечатление, что положение, сопутствующее основному положению о наименовании юридических лиц, зарегистрированных в Гагаузии, на самом деле является «номером первым», и речь идет именно о создании региональных предприятий.

Шаткая аргументация положений проекта также подтверждается отсутствием анализа регуляторного воздействия, который, согласно законодательству, в обязательном порядке должен содержаться в Пояснительной записке к проекту. Поскольку проект, ни много ни мало, устанавливает нормы, которые изменят статус ряда существующих муниципальных предприятий, находящихся под юрисдикцией АТО Гагаузия. Поэтому предложения автора окажут непосредственное влияние на предпринимательскую деятельность, что требует наличия оценки регулирующего воздействия.

В отсутствие экономического обоснования положений проекта мы можем стать свидетелями нарушения равновесия и предсказуемости в отношениях «государство – предприятие – местный публичный орган».

Advertisement

В принципе, проект предоставляет Исполнительному комитету Гагаузии прерогативу создания региональных предприятий без четкого и подробного обоснования особенностей этой новой формы предприятия.

Необоснованная «инновация» 

Вторая предлагаемая поправка, а именно о дополнении статьи 179 Гражданского кодекса относительно возможности создания региональных предприятий в АТО Гагаузия, способна спровоцировать целую серию нарушений, поскольку это положение не вписывается естественным и  логичным образом в национальную систему регулирования предпринимательской деятельности. Очень важный момент – отсутствует и обоснование того факта, как это положение будет взаимодействовать с другими нормами, регулирующими предпринимательскую деятельность, и не находится ли оно в прямом конфликте с действующим законодательством.

Часть, касающаяся создания этих региональных предприятий, лишена описания последовательности реализации концепции. Более того! Не делается четкого различия между муниципальными предприятиями, управляемыми на местном уровне, и региональными, курируемыми Исполнительным комитетом Гагаузии. В этом контексте напомним, что, де-факто, Примерное положение о муниципальном предприятии предусматривает, что муниципальное предприятие является хозяйствующим субъектом с правами юридического лица, созданным одной или несколькими административно-территориальными единицами (в качестве учредителя), которое производит определенные виды товаров, выполняет работы или предоставляет услуги, необходимые для удовлетворения нужд соответствующей административно-территориальной единицы. 

Таким образом, существующее законодательство уже предусматривает возможность создания муниципальных предприятий несколькими административно-территориальными единицами; эти предприятия, по сути, и являются одной из форм организации предприятий с публичным капиталом на региональном уровне. Получается, что положения проекта не вносят необходимые инновации в управление местной публичной собственностью, а скорее манипулируют терминами, которые могут исказить саму идею предпринимательства.

Благодеяние для одних, дискриминация для остальных

Эта предлагаемая дифференциация в действительности приведет к дискриминации муниципальных предприятий в остальной части страны, поскольку вслед за этим последуют и другие нормы, принятые в региональном законодательстве Гагаузии, которые не будут соблюдать общий формат, принятый на всей территории Республики Молдова. Это связано с тем, что норма, регулирующая предпринимательскую деятельность путем разрешения, четко устанавливает, что один из ее основных принципов гарантирует «равенство прав и законных интересов всех физических и юридических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность или другую предусмотренную законом деятельность [...]».

Куда серьезнее тот факт, что создание этих региональных предприятий приведет к развитию инфраструктуры новых норм, поскольку статус этих субъектов потребует, как показывают существующие нормы, новых процедур, другого подхода к имуществу, налогообложению, администрированию, экономической деятельности, контролю и реорганизации. Все эти аспекты не указаны в проекте, и его реализация покажет, что данная концепция абсолютно нецелесообразна.  

Отсутствие четкого регулирования процесса управления региональными предприятиями может вызвать серьезные пробелы в оценке деятельности этих предприятий и выявлении источников мошеннического или незаконного управления. В результате, эти региональные предприятия получат конкурентное преимущество в национальной предпринимательской среде, путем отступления от общепринятых правил, тем самым стимулируя очевидную недобросовестную конкуренцию.

Проект в картинках


Создается опасный прецедент

Помимо того, что изменения Гражданского кодекса, связанные с языком, очень  болезненны с социальной точки зрения, гораздо более серьезным является положение, касающееся создания региональных предприятий. Последнее рискует создать прецедент – сначала для предпринимательской среды, а позже и на административном уровне, поскольку такие инициативы узаконивают рождение искусственных концепций, а нормы ведения бизнеса государства Республика Молдова могут пострадать от необоснованного отступления.

Похоже, эти предложения о внесении поправок в некоторые статьи Гражданского кодекса полностью соответствуют последним тенденциям «отдаления» Гагаузии от Кишинева. В этой связи хотелось бы напомнить о недавней законодательной инициативе Народного собрания Гагаузии, которая предусматривает отделение производителей вина из Гагаузии от Национального бюро винограда и вина и создание отдельного Бюро винограда и вина, о чем мы писали ранее, отмечая риск подрыва реформ в этом секторе, реформ, которые уже доказали свою успешность в последние годы.

Последствия подобных законодательных «авантюр» практически невозможно оценить, поскольку обоснование нового предпринимательского статуса, пусть даже  публичного, должно быть  аргументировано как с экономической, так и с социальной точки зрения. Даже без проведения исследования по оценке доли публичного сектора АТО Гагаузия во всем южном регионе, очевидно, что вклад Гагаузии в бизнес-среду региона намного превышает вклад простого района (или нескольких районов вместе), как по количеству публичных предприятий, нанятого персонала, так и по доходам от продаж.

В этих условиях было бы наивно полагать, что легализация нового устава предприятий АТО Гагаузия не приведет к экономическим, социальным и моральным (сложно оценимым) последствиям для предпринимательства. Но куда более опасной, чем эти последствия, является, по сути, сама практика укрепления региональных предприятий и манипулятивный аргумент, который они стремятся вынести на первый план при продвижении любого вопроса – особый правовой статус Гагаузии.



Oportunitati